Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Me

Зороастризм, буддизм и этимология устами кандидата философских наук

Эльшана Агасиева: В Азербайджане его имя значится, как Зердушт, а религиозно-философское учение называется – «зердуштлик» (кстати, Зердушт и Азер – распространенные имена у азербайджанцев), «зер» – с азербайджанского – золото, «азер» – означает огонь, дош – означает грудь, душа. В переводе Зердушт – означает душа огня или золотая душа.

Возникает вопрос: Соответственно, зеркало переводится с азербайджанского, как «зер» (золото) и, собственно, кало. А распространенная среди русских фраза «принять душ» переводится, как «стать зердуштистом» - принять зороастризм?

Эльшана Агасиева: Название родины азербайджанцев – Азербайджан также состоит из слов Азер – в пер. – огонь, бай – уважаемый, джан – душа, то есть означает местность «души уважаемого огня»

Возникает вопрос: Следует ли из этого, что Биробиджан можно перевести, как «бир» (один), «оби» - сеть строительных гипермаркетов и «джан» - душа, то есть местность «души одного строительного гипермаркета»?

Эльшана Агасиева: На азербайджанском языке слово «буд» – означает ляжка, известно, что образ Будды всегда представляется нам сидящим на ляжках.

Возникает вопрос: Слово будильник удалось расшифровать кому-либо? Я не смог пойти дальше, остановившись на ляжке и неизвестном мне корне -ильник.

Me

Мигрант мигранта не любит издалека.

Поймал такси. Договорились о цене.

- У меня 5 тысяч, сдача будет у Вас?
- А сейчас зайдём в магазин, разменяют.
- Разменяют ли?
- Да, мы вместе пойдём, разменяют.

Разменяли. Я ещё и воды купил, но это уже так. Вышли из магазина. По дороге, я первый:


- Азербайджанец?
- Да.
 
Идём к машине.

- Кстати, я тут довольно часто покупаю продукты, но я думал, там узбек продавец.
- Нееет, что ты, какой узбек? Он тоже азербайджанец. 
- Ясно.
- Это, кстати, мой магазинчик. А ты сам откуда?
- Армения.
- У меня поставщики армяне, лимонад-пиво везут, хорошие ребята, давно вместе работаем.
- Отлично.
- Слушай, - говорит уже в машине,- а у тебя нет акцента совсем, здесь родился?
- Нет,- говорю я обиженный, я люблю свой акцент.
- Давно приехал?
- Двух лет нет ещё.
- Аа, ну тем более, совсем нет акцента, я вот с 93-го тут,- говорит с правда сочным акцентом.
- Ну, не знаю, так получилось, видимо. Но всё же, если подольше поговорим, почувствуешь акцент.
- Может быть. Зато хорошо, тебя тут, наверное, не обижают.
- Кто?
- Русские. Ну, за нерусского не примут, если начнёшь говорить, только внешне.
- Ну, проблемы такой не было, кажется.
- А у меня было. Вот видишь хороший ребёнок, хочется конфетку дать, поболтать, а многие отводят детей в сторону, ещё и рассказывают- дядя плохой, он нерусский, он такой, он сякой.
- Да, за детей на улице просто так страшно.
- Ну для меня нет разницы, главное чтобы сам человек был достойный. Я вот сам узбеков совсем не люблю.
- А чего их не любить-то? Меня с тобой тоже за узбека могут принять.
- Могут. Я вот расскажу тебе такую историю, немного стыдно даже рассказывать, но скажу.
Сидели мы как-то с друзьями в кафе, видим на улице драка. Ну я смотрю, ребятам говорю- слушай, там один нерусский был, кажется. Они говорят- не, все русские. А я вижу, что один точно нерусский. Вышли уже, проходим мимо, а там, оказывается, русские и узбеки дерутся, только один узбек какой-то совсем другой узбек, не похож внешне на обычных. Они бьют этих русских ребят. И тут русские кричат- ребят, помогите, они нас убьют сейчас. Я с друзьями был, спортсмены, один из них главного узбека одним ударом вырубил. Я даже подумал- может убил, испугался. Остальные разбежались. Вот я к чему- вот нахуя ты выёбываешься! так и хочется сказать узбеку. Зачем бить людей? Вот в принципе, дорогой, если посмотреть, я должен был встать за нерусского? Но что, если русский по-человечески зовёт на помощь? А эти узбеки мне ещё кричат- мы братья, мы мусульмане, вы что делаете?

- Хмм, ну тут ислам как-то не при чём.

- Да я вообще говорю, бля (колоритного мата с акцентом постепенно становилось всё больше), ни хуя вы не мусульмане. Я таких мусульман не видел.
- Ну, узбеки тоже мусульмане, всё-таки.
- Да ты видел, как они себя ведут, они же как рабы! Достоинства нет совсем. Вот пришёл на стройку, ему дают зарплату 10 тысяч, он говорит спасибо, ещё и просит, чтобы там же и дали место поспать. Я с ума схожу. А ему купаться не надо?! Надо говорить- зарплату в 50 тысяч хочу, и заработать нормально, и жильё снять, как можно грязным бомжом ходить всё время.
- Ну, может и так устраивает, главное работа была бы.
- А жёны их? Вот говоришь- мусульмане. Да вы, армяне, тоже не мусульмане, грузины тоже. Но мы все другие, мы кавказцы, наши мужчины- мужчины. А ты видел, как работают женщины узбеков? Они же тоже как рабыни, унижаются, я не понимаю, как муж мусульманин может такое позволить.

Откровенно говоря, я уже начал удивляться, потому что это был первый азербайджанец, который так много говорит про религию.

- Наверное не от сладкой жизни.
- Да я тоже не от сладкой жизни ночью подрабатываю таксистом, хоть и ларёк свой есть. Я лучше буду так делать, чем жену отправлю где-то унижаться.
- Согласен.

- Ты знаешь, они лошадь кушают?!
- О, да?!- знал, что в Центральной Азии есть такое, но ради поддержки разговора можно было полукавить.
- Да, я серьёзно.
- Везу я, значит, одного тут загород, в Гатчину, кажется. Недалеко от дороги кони какие-то пасутся. Узбек смотрит- аах, какая лошадь. Я подумал- о! тоже наш, джигит. А тот продолжает- такое вкусное мясо у них, не? Я в шоке и с удивлением говорю- что? Да, говорит, мы ж его едим.
- Хмм...
- Да, брат, они, короче, лошадь, как корову, не, как овцу выращивают, не садятся на неё, режут потом и едят. Ну люди разве? Нет, ну опять, мусульманин же не может конину кушать.
- Вроде нет.
- Я, короче, остановил машину, выходи, говорю, я тебя не повезу, нахуй!

- Хех,- улыбаюсь,- курить можно в машине?
- Конечно, брат.
- Кстати, новруз ведь, поздравляю.
- Спасибо, дорогой, знаешь про наши праздники.
- Ну так, немного знаю, да.

- Я, кстати, даже думаю, таджики более достойные, хоть и тоже зажаты, но, бля, не как узбеки совсем.
- Что-то ты реально не любишь их.
- А как их любить?
- Ну, любить не любить не знаю, можно и не любить, не обязательно. 
- Хотя, если честно, есть один плюс.
- Какой?
- Ну, то, что они приехали, и русские теперь начали понимать, что нерусские тоже бывают разные. 
- Ахаха.
- Я серьёзно. Узбеки нам сделали доброе дело- с их приездом мы с последнего места поднялись на предпоследнее.
- Шутник.
- Нет, ну а что, неправда?- спрашивает смеясь.
- Видимо, правда. 



- Тебе здесь выходить, брат?
- Да.
- Ну хорошо, удачи тебе, дорогой.
- И тебе, спасибо, что подвёз.
- Конечно, земляк.

Me

Армянская церковь Св. Богородицы в Самарканде

 В 1903 году местные армяне выкупили территорию в Самарканде с целью построить там себе школу и церковь. Вот план застройки: 


Уже в 1995-м году церковь восстановили. Количество проживающих ныне в Самарканде армян мне неизвестно, и все, что я мог найти, я бы искал в интернете (век такой), чего не успеваю делать, да и количество не важно. Община там есть, по церкви (очень скромной) видно, что туда приходят люди, есть и вэб-сайт местной общины
 
После обеда у гостеприимной еврейской семьи мы с ben_landa и еще парой друзей собрались на наш заветный поход в цыганский квартал (о них отдельным постом). По дороге все же нельзя было не заглянуть во двор армянской церкви, что мы и сделали. Соответственно, пост не претендует на передачу важнейших научно-исследовательских данных, а всего-лишь краткий фотоотчет о получасовом походе в единственную армянскую церковь города (наш гид Рустем постоянно твердил, что она единственная на всю Среднюю Азию, я не знаю). 
 
 


Местная газета, видимо:

Collapse )
Me

бухарцы

К предыдущему моему посту был получен резонный вопрос-комментарий: а почему узбекам? А как же самаркандцы и бухарцы?
 
И правда.
 
а) Боинг от узбекхавайоллары идет на посадку в международном аэропорту г. Бухары. Я сижу между двумя местными жителями. Тот, который слева, родился в 1963 (это я узнал, когда заполнял за него таможенную декларацию), а выглядит на все 1940-ые. Видно, что человек добродушный, но как-то не сразу все понимает. Зато был мил и помогал стюардессам передавать мне чай, убирал салфетки с моего столика, пытался делиться со мной своей порцией. Он смотрел добровопросительным взглядом на меня, поднимал по очереди маленькие пакетики с солью, перцем, маслом, сахаром, майонезом и спрашивал, что в них.
 
Когда я попытался завести с ним разговор о нац. принадлежности, он не очень меня понял, сказал, что он из Узбекистана, показал паспорт.
 
Молодой человек справа следил за нашим общением, улыбался, в какой-то момент решил завести разговор, познакомиться. Я спрашивал его о разном, спросил и о том, где лучше всего найти местных музыкантов и мастеров (о них тоже как-нибудь напишу, следите). Узнал о Ляби-Хауз (и о нем позже, хотя, опережая события, хочу сказать, что друзья как-то перепутали название этого места и спрашивали на улице местных как пройти к Люля-Кебабу). Потом, как обычно, он спросил, откуда я. Вот он, тот момент, теперь надо было мне тоже спросить.
 
- А ты (бухарцы, как и армяне, легче и раньше переходят на ты, особенно если это просто два молодых человека, общающихся в самолете... к черту Вы) кто по национальности?
- Я бухарец.
- Ну я понимаю. Но, в смысле...
На меня смотрят немного с недоумением.
-... в смысле, таджик, узбек, турок?
- Ну как тебе сказать? Я и на таджикском умею и на узбекском.
- Ну я не про языки. Хотя. Ну так вот. Национальность у тебя...
- Э, да я бухарец. Просто, мы бухраские, понимаешь, мы как бы. У нас нет таджик, узбек, турок. Как бы есть, но все равно все бухарцы.
- А иранцы есть?
- Есть.
- А как ты их отличаешь от остальных? По языку?
- Нет, они говорят точно как мы.
- А как же тогда?
- Ну как- как? По носу, например.
- А по религии? Шиизм, суннизм.
- Да не, все мы мусульмане.
- А еще как?
- Ну, еще спрашиваем: ты иранец? Если говорит да, значит- иранец.
 
б) В бухарском центре еврейской общины выступали два приглашенных музыканта. Рассказывали о местной музыкальной традиции, о шашмакоме, о технике исполнения, разных ладах, традициях передачи музыки и слов из поколения в поколение, роли различных, в том числе и бухарско-еврейских музыкантов в сохранении музыкальных традиций. Певец и музыкант, играющий на струнных, очень плохо говорил по-русски. Я пару раз кивал головой на очередную фразу на таджикском, заметили друг друга, поняли, улыбнулись. После выступления я подошел к нему, говорили о разном, о человечности, о том, что отличает человека от животного, что отличает книгу от священной книги... о людях. Свой вопрос я задал в какой-то более или менее удобный момент. Опять о нац принадлежности или какой-либо идентичности вообще.
 
- Альхамдулилля, я мусульманин.
- Все верно. Но ведь здесь почти все мусульмане, и все же чем-то друг от друга отличаются.
- Наверное, не знаю, каждый по своему, но все мы мусульмане.
- А вот узбеки, таджики, бухарцы...
- А, ты про язык? Это же не я, это же не моя сущность. Я- человек, ты- человек. Нам всем важно быть людьми, верить в бога, быть человечными. Язык- всего-лишь инструмент общения. Ты сейчас со мной говоришь на таджикском- ты же не таджик?
- Да, но это же не мой родной язык. С родным же все как-то иначе.
- Нет, просто один из всех языков ты выучил раньше остальных и на нем ты говоришь лучше, чем на других, он тебе более привычен, но это- все равно инструмент. Ты привык к этому инструменту, но он из тебя не делает тебя.
- То есть тот, у кого родной- узбекский, не узбек?
- Он мусульманин. Он бухарец.
 
в)
 
- Скажи мне, пожалуйста, С., сколько сейчас евреев в Бухаре?
- Чистых?
- Ну, не знаю. Наверное, да, чистых.
- 136.
- Ровно столько? Как подсчитали?
- Они все у нас записаны в журнале, они ж помощь получают. Есть еще евреи, но они не чистые-чистые.
- А как это- чистые?
- Ну, они ходят в общину, в синагогу, родители евреи...
- Говорят на ...
- Ну на нашем, на бухарском.
- Который похож на таджикский?
- Ну да.
 
 
 
Пока что столько.
Мысли соберутся, больше напишу. И фотографии не забуду добавить.
Me

Один народ, одна вера, одно государство

Совсем недавно подписался на статьи и новости от фонда "Нораванк".
Читаю интервью Miasin.ru с Верой Бояджян, председателем армянской общины Мальты. Отрывочек:
 
 - Как вы определите армянскую национальную идею, что, на ваш взгляд, она собой представляет?

 - Один народ, одна вера, одно государство.
 
Модно стало говорить о национальной идее, которую каждый по-своему представляет, некоторые пишут трактаты, иные двумя словами пытаются высказать свою мысль. В. Бояджян, наверное, решила не углубляться и отделалась особой мантрой. Но является ли эта формула национальной идеей армян? Что тогда делать с армянами-католиками и с такими центрами арменоведения, как монастырь Ордена Мхитаристов в Венеции? Они-то не одной с нами веры, получается? Что делать с теми, которые, правы они или нет, считают себя атеистами, не верят в Бога, как такового, но и от патриотизма и любви к своей родине, языку или народу не отказываются? Что делать с теми амшенцами, которые по мнению многих, должны считаться братьями или быть приняты в "закрытый клуб армянской нации", но исповедуют ислам, и надежды на "крипто-христианство" или уверенность в том, что таких вот скрытых армян в Турции несколько миллионов, не оправдают себя? Можно ли уже сегодня исключить из онации тех, по-моему, заблужденных, которые идут по каким-то причинам на сборы всяких сект, иегов итд итп? Сколько останется "истинных армян", в итоге, если нация включит в себя только тех, которые исповедуют одну и ту же религию, живут и лояльны одному и тому же государству? Из нынешних трех миллионов жителей Армении останется 2-2.5 миллиона человек. Выпадут армяне-католики, армяне России или Аргентины, не важно, но зато войдут в нацию ассирийцы, живущие в Армении, посещающие ААЦ, говорящие на армянском. Ведь язык тут не уточняется, и не важно, если этот ассириец даже и говорит на своем родном кроме армянского. Ну и соответственно, идет зеркальный параллельный процесс интеграции всех тех, которых мы считаем армянами, в нации иные- будь то французская или американская, тем более, если там одна вера не считается основным необходимым пунктом.